Немецкая пресса. Деспоты вьют верёвки из Запада.

diewelt

Как продолжение предыдущего мини-обзора немецкой прессы представляю вашему вниманию мой непрофессиональный перевод большой и, на мой взгляд, интересной статьи издания «Die Welt» под названием «Деспоты вьют верёвки из Запада»

Оригинал тут. Авторы Julia Smirnova, Deniz Yücel.

Перевод: Вера Спирина.

Долго Запад не был готов вмешиваться в Сирию в качестве силы для наведения порядка. После террора в Париже он пробует победить ИГИЛ с новым партнерами. Победители: Путин, Асад и один тиран.

В пятницу 29 августа 2013 года американские военные еще исходят из того, что на следующий день они получат боевой приказ выступить против сирийского диктатора Башара аль-Асада. За 9 дней до этого разведка информирует американского президента о том, что сирийская армия применила химическое оружие в жилом квартале Дамаска, где погибло 1400 человек. Красная линия Барака Обамы была перейдена. Армия стягивает корабли к Сирии и разрабатывает план операции. Нападение неизбежно.

Но затем президента охватили сомнения. Британский премьер Дэвид Кэмерон сдерживается собственным парламентом. Обама боится, что не соберет достаточное количество союзников. Поэтому он в ту же пятницу совершает прогулку с начальником своего штаба Дэнисом Макдоно в розовом саду Белого дома и представляет удивительную идею: хотя он как президент мог бы сам принять такое решение, он хотел бы представить его перед Конгрессом США. И вечером Обама собирает свой Кабинет безопасности.

Многие в шоке. Советник по национальной безопасности Сюзан Райс предостерегает от того, чтобы он  уступал свои президентские привилегии. Но он так решил. Нападение на Сирию отменяется. В последующие дни становится ясно, что Обама внес беспорядок. Совершенно не понятно, согласится ли американский Конгресс. Многие демократы против. В Вашингтоне целыми днями господствует растерянность. До тех пор пока русские не предлагают сделку. Асад должен под русским надзором сдать все химическое оружие и выйти сухим из воды. Предложение, которое Вашингтон с облегчением принимает. Россия возвращает свой статус влиятельной державы на Ближнем Востоке.

Навести порядок? Нет, спасибо!

Сегодня Запад считает себя вынужденным договариваться со всякими морально сомнительными игроками, которые играли свою собственную роль в конфликте в Сирии и в Ираке. Одна из причин этого кроется в тогдашнем нежелании Запада вмешиваться, чтобы наводить порядок. Британцы устранились, Обама делегировал проблемы с химическим оружием России, французы злились, что Обама бросил их на произвол судьбы. Уже на следующий день после российско-американского соглашения Асад снова возобновил воздушные атаки. Он понимал, что он может позволить себе все, что лежит ниже порога применения химического оружия.

С тех пор он еще сильнее и с применением более тяжелой артиллерией бомбит территории, занимаемые повстанцами. Он вызвал таким образом самую большую волну беженцев, которую Европа не переживала со времен Второй мировой войны. И, к тому же, Асад способствовал значительному росту ИГИЛ, которые предлагали свои услуги в регионе суннитам, как мощная оппозиция против шиитской коалиции Ассада с Ираном и Хизбаллой, а также против сектантства шиитского правительства в иракской столице Багдад.

Время не повернуть вспять. И, так как в этом есть большая потребность, в связи с угрозой, исходящей от ИГИЛ, началась новая игра. Неожиданно Запад показывает свой интерес вступить в контакт с ранее пренебрегаемыми плохими парнями. Министр иностранных дел Франции Лорен Фабиус рассуждает даже о том, чтобы применить наземные войска вместе с Асадом против ИГИЛ. Русские вдруг, кажется, превращаются из мешающего фактора в возможного партнера, в Германии впервые требуют отмены санкций против Москвы. И так как Турция нужна, чтобы крепить границы для беженцев, Ангела Меркель вдруг может себе представить вступление Турции в ЕС, хотя президент Эрдоган правит все более недемократично и авторитарно. В Турции оказывается давление на критические СМИ, арестовывают главных редакторов, и в курдском вопросе Эрдоган снова вернулся к запугиваниям и репрессиям. Вместо того, чтобы служить арабскому миру образцом демократии, страна теперь все больше походит на арабскую автократию в регионе.

Плохие парни вдруг становятся партнерами

Реальная политика на Ближнем востоке всегда была грязным делом. Запад поддерживает Саудовскую Аравию, так как это удерживает дешевые цены на нефть и уравновешивает влияние Ирана, хотя ваххабитские учения о государстве составляют основу исламистских террористических учений. Примирились со свержением египетского генерала Абдель Фаттах аль-Сиси, потому что он держал в страхе мир в Израиле и исламистов. Почему сегодня Запад не договорится с теми, кто ранее стоял на другой стороне, чтобы очистить мир от ИГИЛ?

На самом деле, Запад склонен приукрашивать ситуацию, если выход не известен. Поэтому выгоден рациональный взгляд на интересы тех, кто в настоящее время рассматриваются в качестве партнера. Путин предже всего говорит о том, чтобы сохранить Асада у власти, чтобы снова получить влияние на Ближнем Востоке и накопить козыри для снятия изоляции России в связи с украинским вопросом. Поэтому с 30 сентября Россия совершает воздушные налеты в Сирии. Преобладающая часть которых, как утверждается, направлена не на ИГИЛ, а на позиции повстанцев, которые угрожают Асаду.

“Если уличная драка неизбежна, нужно бить первым” В. Путин.

В Укране Путин усвоил, что военная сила — лучший аргумент в отношениях. Перед каждым важным раундом переговоров в Минске сепаратисты начинали наступления с поддержкой российской армии. Также и в Сирии: Путин едет на двух параллельных рельсах — дипломатической и военной. Начиная с визита Кэрри в Сочи в мае, между обеими странами велись переговоры о Сирии . Вместе с тем были открытые интенсивные контакты между Россией и Ираном с целью усилить режим в Сирии, так как с весны армия Асада несла тяжелые потери. В июле иранский командующий подразделением “эль-Кудс” Касим Сулеймани ездил в Россию и встречался там с Путиным и министром обороны Сергем Шойгу, чтобы обсудить, как можно уберечь Асада от поражения.

С тех пор, как закончились преговоры по ядерной сделке с Ираном, Сирия — последняя важная карта, которой Москва может играть. При этом Путин действует, как хулиган. “Еще 50 лет назад на улице Ленинграда я усвоил, что если уличная драка неизбежна, то нужно бить первым”, — сказал он о решении военного вмешательства в Сирию. Его и Асада замысел заключается в том, чтобы понемногу бомбить оппозицию диктатора, и поставить Запад перед выбором “Асад или ИГИЛ”. Асад хорошо подготовил почву для этого. В течение прошлых лет он оставил в покое ИГИЛ и заботился только об истощении умеренной оппозиции.

Россия мешает, чтобы сохранить влияние

Продолжающиеся обстрелы гражданского населения Сирии также выгодны России. Чем больше сирийцев покинет страну, тем более Европа будет дестабилизирована. Путин видит власть России прежде всего в том, чтобы действовать как подрывной фактор. Поэтому Россия в основном не помогает решать конфликты, а позволяет им тлеть, чтобы сохранить влияние.

Также и связанный с Западом Эрдоган — проблематичный партнер. Хотя он был прав со своим ранним предложением о безопасных зонах в Сирии, которые стали бы приютом для беженцев. Однако Анкара сначала поддерживала каждого, кто поднимал оружие против Асада, и поэтому долгое время имела, мягко выражаясь, неоднозначную связь с ИГИЛ. Исламисты в Анкрае и по сей день имеют разное представление о том, кто является приемлемым партнером, а кто нет. И они не находят ничего плохого в том, чтобы поддерживать джихадистов. Это справедливо также и для Саудовской Аравии и других стран Персидского залива.

Эрдоган в очередной раз показал с помощью сбитого российского самолета, что он непредсказуемый мачо. Хотя он на всякий случай извинился за это в субботу в Москве. Он хочет установить в Сирии суннитский режим, чтобы воплотить неоосманскую мечту о суннитском пространстве под господством Турции. Его интересы сталкиваются с Западом по курдскому вопросу. Курды оказались самыми эффективными борцами против ИГИЛ, как в Ираке, так и в Сирии, и вероятнее всего в областях их расселения представляют собой сухопутные войска против террористических организаций. Это сложный эквилибристический номер — сотрудничать с турками так, чтобы не потерять курдов, которые так сильно нужны Западу.

Противники ИГИЛ должны всерьез принимать страх суннитов

Примечание: здесь было очень сложно переводить, формулировки не очень, потому что я так и не поняла смыл до конца.

Не каждый, кто на самом деле или якобы борется с ИГИЛ является подходящим партнером для Запада. Власть ИГИЛ в Ираке и Сирии возникает прежде всего из чувства суннитских арабов, притесняемых шиитами в регионе, будь они связаны с Тегераном через шиитское правительство в Багдаде или с Тегераном или Хезболлой связанный Асад. Тому, кто серьезно хотел бы бороться с ИГИЛ, следует принимать всерьез страх идеологически не радикализированных суннитов быть захваченными Ираном и его союзниками.

Вступить в альянс с суннитским мясником Асадом против ИГИЛ и, таким образом, лечь в одну постель с шиитским господством Ирана и ливанской террористической организацией Хезболла, приведет только к тому, что экстремисты будут говорить, что Запад в заговоре против суннитского мусульманского мира.

То, что Запад так зависит от сомнительных игроков имеет простую причину: цели и средства по борьбе против ИГИЛ очень далеки друг от друга. Хотим победить ИГИЛ, но не хотим отправлять наземные войска. Американская коалиция уже больше года пытается устранить террористическую организацию с воздуха. Но так как нет поддержки с земли, за исключением курдов, их действия имели до сих пор умеренный успех. Лихорадочной французской дипломатии, которая пытается подключить каждого, кто слоняется на этом поле боя, от Москвы до Дамаска, следует прежде всего закрыть это основополагающее противоречие: Запад хочет победить, но не хочет сражаться, по крайней мере в той степени, в которой это необходимо, чтобы разбить ИГИЛ. Французский президент Франсуа Олланд с самого начала исключил возможность наземных операций против ИГИЛ.

Ситуация не улучшилась ни на йоту с лета 2013, когда Обама делегировал России проблему с химических оружием. Наоборот, усиливающаяся война Асада против гражданского населения, которое теперь стремится в Европу, и поразительно быстрая экспансия ИГИЛА служит горьким уроком для Запада: кто сам не желает действовать силой, тот становится пешкой в игре интересов других. И эти интересы часто не совместимы с нашими.

Комментарии под статьей(не все, только часть):

Henry

Очернение Путина в этом публичном мнении едва ли можно вытерпеть.

Daros

Да, но он так старался, чтобы сюда попасть… Это тоже нужно уважать.

ObeyTheTruth

Путин не святой. Но Запад лицемерит. Если бы в СМИ была возможна нейтральная точка зрения на геополитические обстоятельства, то очернение Обамы оказалось бы в гораздо больших масштабах.

Daros

Ну, как святой Путин только в российских СМИ упоминается.

В остальном, имеются достаточно спорные суждения о политике Путина. И c господином Обама определенно не надо быть на чек. Разумеется, его политика сильно зависит от парламента, он не получал обманным путем несколько президентских сроков, СМИ в США не находятся под надзором правительства, наоборот, многие очень агрессивно выступают против его политики. Кроме того каждая группа имеет равные права в правительстве для выражения своего мнения и защиты своего образа жизни.

К примеру, нет байкерских банд полных националистов или чего-то подобного. Так что господин Путин сам заслужил такую репутацию, и нужно это принять.

Andrea Rosenbaum

Henry, я присоединяюсь к этом мнению на 100%

Jean Flores

Не известно, почему так много журналистов оттесняют Россию в такой угол. Россия на протяжении веков была частью европейской политики и так или иначе культуры. Она и через 1000 лет будет нашим соседом, а США находятся где-то на другом конце света. Жители восточной Европы ввиду кризиса беженцев и радикализации ислама скорее всего будут двигаться также в направлении России, а не полагаться на страны, которые спрятались за двумя океанами. И Путин так или иначе не хочет вернуть всё к хаусу Ельцинских лет, не так ли?

Koschka

Наоборот, Ельцин открыл Западу дверь. А Путин враг, потому что он даже неправительственные западные организации у себя в стране избегает.

Wolfesgang

Во-первых, ваш последний вопрос содержит вовсе не единственную альтернативу на длительных срок. Во-вторых, возможно Россия и была “частью европейской политики”, но никак не духовной истории. Так как США более симпатичный калибр — они именно культурно произошли от европейцев.И им вовсе не нужно больше прятаться.

Friedrich Spee (Der Echte)

Сколько войн вела Россия с Ельциным, и сколько с Путиным?

F.Kafka

Вы не знаете, почему так много журналистов нападает на Россию? Погуглите про Атлантический мост. Не хотят Ельцинского хаоса? Отнюдь, хотят. Россию потрошат, как рождественского гуся, это беспокоит Путина.

Jean Flores

Гельмут Шмидт или Эгон Бар, например, имели более реалистичное мнение о России или также о Китае.

Beobachter

Я очень большой поклонник этих активных политиков. Но на старости лет они перестали что-либо понимать. Путин для Европы, к сожалению, намного опаснее, чем это видели оба упомянутых политика. Кто с помощью силы изменил границы Европы и нарушил западный принцип мира в Европе? Прежде всего это должен был осознать Бар, который договаривался об этом принципе в Московском договоре от 1970 года. Также и Шмидт, который принимал участие в подписании Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе о принципе нерушимости границ и целостности государств. Путин, однако, выступает за войны и угнетения и больше ни за что.

Galster

Границы Европы хочет поменять только заокеанская власть… больше никто!

Julia_1 (примечание: по-моему, это соавтор статьи, судя по ее комментарию и нику)

Я думаю, что мы должны просто придерживаться действительности.

Господин Путин, безусловно, не является ангелом.

То, что он работал в секретной службе, это факт. То, что он переделывает законы в России, как это ему нужно, это также факт, в конце концов, у него есть много рычагов чтобы остаться у власти, потому что после 8 лет согласно закону ему не было позволено оставаться у власти. С политическими диссидентами в России борются всеми средствами.

Но он и не дьявол.

Несмотря то, что я написала выше, российские люди, кажется, стоят за него. Реальной демократии они никогда не видели и удовлетворены, когда у них есть «хороший царь».

А что касается борьбы с ИГИЛ, я верю, что он серьезно (потому что с исламом и исламистами, он имеет достаточно опыта, например, из Афганистана).

Что касается «нас», то Россия является для нас:

а) соседом, с которым мы как-то должны делать дела — мы должны быть ни друзьями, ни врагами, чтобы хорошо жить в мире друг с другом.

б) В настоящее время в мировой политике он, скорее всего, «меньшее зло» по сравнению с другими «партнерами», что у нас есть.

2 thoughts on “Немецкая пресса. Деспоты вьют верёвки из Запада.

  1. Путин — враг? Не смешите! Не будь его, в России давно бы полыхала гражданская война как на Украине и даже хуже. Да, кстати, и Украина на хрен Западу не нужна была, это просто рычаг давления на Россию. Без сильной России мир на планете хотя бы в масштабах европейского континента в принципе невозможен. Амерам не впервой стравливать народы друг с другом. Что до очернения нашего президента в немецкой прессе, так ответ один: немецкие СМИ подконтрольны США , если не ошибаюсь, с 50-х годов. Немцы вынуждены писать то, что им скажет «великая и исключительная нация», даже если сами они придерживаются иного мнения.

    1. Ulrike, спасибо Вам за комментарий, и что вы выразили свое мнение. Лично я не знаю, как обстоят дела на самом деле, поэтому не буду с Вами ни спорить, ни соглашаться. Но могу только догадываться, что как и во всех других сферах жизни, в политике не бывает черного и белого, или плохих и хороших стран и наций. Скорее всего вся эта ситуация гораздо сложнее и запутанней. Я лишь показала один пример из немецкой прессы для тех, кто не знает языка, но хотел бы ознакомиться с подачей информации в Германии. А выводы каждый делает для себя сам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.